ООО Городское Агентство Недвижимости

Call-Центр:
8-908-223-4415
18.11.2018
  • Недвижимость
  • Доска объявлений
  • Отзывы
  • Ипотека
  • Заявка на обмен или продажу
  • Подать объявление
  • Вопрос специалисту
Новостройки в Железногорске

Ипотека от
банков-партнёров:

Ипотека от Сбербанка Ипотека от ГазПромБанка Ипотека от Банка ВТБ-24
Яндекс.Метрика

Добро пожаловать на информационный портал о недвижимости ЗАТО Железногорск! Для вашего удобства мы разработали карту сайта, где разместили пояснения ко всем разделам.

Почему прямые платежи за ЖКХ могу выйти жильцам боком

Людмила Александрова
09.10.2018

Минуло полгода с момента подписания президентом закона, разрешающего собственникам жилья в многоквартирных домах (МКД) отказываться от посреднических услуг управляющих компаний (УК) и заключать договора на оплату воды и тепла напрямую с ресурсоснабжающими организациями (РСО). Первая реакция потребителей — облегчение. Жильцы поверили в то, что прямые расчеты дадут им возможность сэкономить на оплате коммунальных услуг. На деле оказалось, что закон — палка о двух концах. С одной стороны, у общедомового собрания появилась возможность выбора, расторгнуть отношения с УК или нет. С другой — оказалось, что для РСО главное — продать ресурс, а какой температуры вода поступает на 10-й этаж дома, им нет никакого дела.

 

Прослушать новость

В марте 2005 года в России был принят Жилищный кодекс. С того момента порядок оплаты услуг ЖКХ осуществлялся следующим образом: управляющие компании собирали со всех собственников деньги, которые в дальнейшем передавали ресурсоснабжающим организациям. Но на самом деле эта схема работала далеко не везде. УК брали деньги за «коммуналку» с жильцов, но не перенаправляли их на счета ресурсоснабжающих организаций или переводили, но несвоевременно и не в полном объеме.

3 апреля 2018 года был принят Федеральный закон №59, который внес поправки в Жилищный кодекс. Его цель была такой: убрать управляющие организации из финансовой цепочки. Цель нововведения была благая: сократить цепочку платежей населения и за счет этого подсократить сами эти платежи. Что же получилось на деле?

 

Для кого закон не писан

 

С того момента, как закон вступил в силу, в Интернете появились узкопрофильные форумы с говорящими названиями типа «Есть ли жизнь без УК» и «Переходы на прямые платежи с РСО — ваше мнение?». Жительница Челябинска Мария Иванова на одном из них написала, что давно была наслышана о том, что при оплате коммунальных услуг можно обойтись без промежуточного звена в виде УК, к которой у ее семьи было много претензий. «Созвали общее собрание жильцов. Единогласно приняли решение перейти на прямые расчеты с РСО», — рассказывает она. Каково же было ее удивление, когда в результате выяснилось: плата за «коммуналку» не уменьшилась, несмотря на отсутствие посредника. Если говорить об удобстве прямых платежей, то и тут чуда не произошло. Выяснилось, что оплата ресурса напрямую не дает гарантий в том, что услуга будет поставлена надлежащего качества.

«На каждом углу слышу: «Свершилось! Вы избавились от УК-мошенников и теперь будете платить напрямую!» Только вот законы у нас несовершенны. УК объединяет всех собственников и обслуживает их интересы, а после заключения прямых договоров с РСО спросить уже будет не с кого и некому, — делится наболевшим жительница Челябинска. — Например, если раньше прорвало трубу в подъезде или засорился мусоропровод, то мы обращались в УК, и они уже разруливали с РСО все проблемы. Если что-то ломалось, УК несла ответственность по замене, восстановлению, и все это за счет средств «управляшки». Теперь же УК говорит нам: «Это не наша зона ответственности, так как мы расторгли с вами договор, а вы заключили прямые договора с РСО, к ним и обращайтесь». А РСО на это отвечает: «Это не наша забота, так как проблема на общедомовой территории, ею всегда занималась УК».

Почему же закон, который представлялся таким выгодным для жильцов, не сработал? Да потому, что, будучи новым на словах, на деле он почти ничего нового в практику оплаты ЖКХ не принес. Напомним, принятие в России Жилищного кодекса обязало управляющие компании отвечать за все коммунальные услуги в доме. Но уже тогда, несмотря на нормативный акт, 80% многоквартирных домов оплачивали электроснабжение напрямую РСО, а газоснабжение — 90%. Однако ни прокуратура, ни жилищные инспекции, ни какие-либо другие инстанции этим не интересовались. Если говорить о холодной и горячей воде, порядка 40% МКД получали услугу через прямые договора. Остальные 60% не хотели отказываться от услуг посредника в лице управляющих компаний и переходить на прямые договора.

«Принятие нового закона, по сути, лишь узаконило то, что и так действовало. Именно поэтому никто и не ждал массового перехода на прямые договора: те, кто хотел и мог, уже это сделали. Следует также отметить, что до сих пор не был принят подзаконный акт, типовой договор, в соответствии с которым и должны заключаться прямые договора. Нельзя сказать, что сейчас закон действует в полном объеме», — отметила в разговоре с «МК» заместитель председателя комиссии Общественной палаты РФ по ЖКХ, строительству и дорогам Светлана Разворотнева.

Если задать вопрос, как лучше — прямые договора или через УК, — нет единого ответа даже у ресурсоснабжающих организаций, рассказал эксперт фонда «Институт экономики города» Дмитрий Гордеев. «Возьмем, к примеру, водоканалы. Половина из них хочет перехода на прямые договора, половина нет. И в том варианте, и в другом есть свои плюсы и минусы, — говорит он. — Самое большое достижение принятого в апреле закона в том, что он дал возможность собственникам помещения в многоквартирном доме путем принятия решения на общедомовом собрании переходить на прямые договоры. Закон разрешил выбирать, это очень большое достижение».

 

Прямые платежи — кривой результат

 

Бывают такие ситуации, когда управляющие компании, будучи исполнителями коммунальных услуг, собирали платежи с граждан, но своевременно не рассчитывались с ресурсоснабжающими организациями. Такие РСО сейчас получили право при наличии определенного уровня задолженности в одностороннем порядке расторгать договора с УК: прекращать продавать им холодную и горячую воду, тепловую энергию. В некоторых регионах этот процесс сдвинулся с мертвой точки: РСО стали в ускоренном темпе заканчивать отношения с «управляшками». Но есть и такие регионы, где ситуация практически не изменилась.

«У РСО философия такая: чем больше продал ресурса, тем лучше. При переходе на прямые договора они не будут заинтересованы в ресурсосбережении, — подчеркнул Гордеев. — УК, которая управляет домом, отвечает за содержание и ремонт домового имущества. Собственники у них могут потребовать ответа на вопросы: почему в доме потребляется слишком много тепловой энергии, откуда берутся утечки воды в подвале... РСО не отвечает за общее имущество в доме, например, за инженерные сети, за разводку по холодной и горячей воде. Их цель — чтобы домовой прибор учета показал большой объем потребления ресурса, после чего они выставят баснословные платежи. У них нет заинтересованности в экономии и энергосбережении».

К тому же, заметил эксперт, РСО — это местные монополисты. Например, в городе один водоканал. Хочешь не хочешь, придется договариваться с ним, так как никто другой поставлять воду в дома этого города не может. Такие организации-монополисты — достаточно мощные в экономическом плане, у них хороший юридический штат. Простому потребителю, случись какие-то разбирательства по качеству воды или неправильно начисленной плате за услуги, бороться за свои права будет труднее.

По идее, помочь жильцам призваны региональные государственные жилищные инспекции, они, как говорят эксперты, во многих случаях предпочитают не связываться с сильными и мощными РСО. Если будет много судов, жилищная инспекция в них просто завязнет, а у РСО большой экономический потенциал, который они могут использовать для продавливания праведными и неправедными способами выгодных им решений.

 

Кому жаловаться?

 

На вышеупомянутых форумах, посвященных проблемам в сфере ЖКХ, жильцы многоквартирных домов активно жалуются на то, что не могут добиться от ресурсников приемлемого качества услуг. Вот история от Петра Никеричева из Екатеринбурга. Собственник живет на десятом этаже многоквартирного дома относительно недавней постройки, и у него в квартире настолько слабый напор воды, что даже душ принять проблематично: из крана едва капает. Люди, проживающие на верхних этажах здания, пишет форумчанин, исправно платят РСО, с которыми были заключены прямые договора. «Несмотря на это мы понимаем, что оплаченная нами услуга поставляется не должным образом: слабый напор воды, низкая температура. Обращались с соответствующими претензиями к РСО, но получаем примерно такой ответ: ресурс в дом поставляется исправно, а если у вас есть какие-то жалобы, обращайтесь в ту инстанцию, которая будет проверять трубы в доме или давление в водопроводе. Таким образом, ресурсники снимают с себя всю ответственность за качество поставляемой услуги. Она оказана, а дальше разбирайтесь как хотите!» — возмущается жилец.

Между тем в законе ничего не сказано про то, что делать жильцу в таком случае. «Когда документ находился на стадии принятия, разработчики говорили о том, что все жалобы должны быть адресованы ресурсникам, а за состояние внутридомовых инженерных сетей должна отвечать управляющая компания, что следует из Жилищного кодекса и прочих постановлений, — говорит Разворотнева. — На деле все эти нюансы нигде не прописаны». Сейчас, продолжает представитель Общественной палаты, в очередном проекте постановления пытаются ситуацию исправить и прописать четкий порядок: по всем вопросам, связанным с ненадлежащим качеством поставки коммунального ресурса, потребитель обращается в управляющую компанию, а она, в свою очередь, должна разбираться с ресурсниками. Если выяснится, что проблема возникла до ввода ресурса в дом, ответственность должна нести РСО, если внутри дома, то виновата в этом управляющая компания.

Разворотнева отметила, что пока непонятно, как вся эта схема будет функционировать на деле, потому что у УК есть только один вид договорных отношений с РСО: на закупку ресурсов, потребляемых на общедомовые нужды. Теоретически ко всему остальному УК отношения не имеет. Получается сложная правовая коллизия: как заставить «управляшку» на законных основаниях защищать собственников, если она не является стороной договора. Пока все жалобы переадресовывают УК, но все работает только «по понятиям». Однако, по мнению эксперта, если дело вдруг дойдет до суда, у «управляшек» будут большие шансы оспорить переброшенные на них жалобы собственников.

 

Если в кране нет воды

 

«Схема непрямых договоров хороша тем, что там есть одна УК и она в одиночку отвечает за все коммунальные услуги и за общее имущество», — говорит Гордеев. Сергей Астафьев, еще один участник профильного форума из Мурманска, пишет: «Если в кране нет воды, жильцы знают, что виновата в этом их УК и что бы ни происходило вне дома, например, у водоканала что-то сломалось, с этим тоже должна забираться управляющая организация. При прямых договорах с РСО, если в квартире нет воды, нужно выяснять: проблема находится во внутренних коммуникациях дома или же вне здания и вода просто не дошла до строения».

Проблема заключается в том, что при наличии прямых договоров собственник жилья остается один на один с РСО. Именно он становится, по сути, покупателем воды непосредственно у производителя. И требовать с ресурсника надлежащее качество поставляемой услуги гражданину придется в одиночку, в то время как у управляющей компании были свои рычаги воздействия на РСО, например, квалифицированные юристы.

Сейчас, чтобы сгладить все эти недоработки нового закона, к нему принимаются подзаконные акты. Но и тут жильцов подстерегают свои ловушки. К примеру, РСО хотят, чтобы параметры качества поставляемого коммунального ресурса проверялись не в самой квартире, а на вводе в дом. Но конкретному потребителю — к примеру тому самому, живущему на десятом этаже, — легче от этого не станет. «Получается, за то давление, за тот напор воды, которой на десятом этаже, РСО не отвечает. Они скажут: давление на вводе в дом нормальное, а дальше не наш вопрос. Впрочем, не отвечают ресурсники и за химический состав воды. Они могут сказать, что в колодце, откуда воду поставляют в дом, она должного качества, а то, что ржавая течет непосредственно из крана, — не их забота», — поясняет Гордеев.

Эксперт убежден, что отвечать за качество коммунальной услуги должен тот, кто отвечает за внутридомовые инженерные системы. А при переходе на прямые договора этот принцип единой ответственности оказался сломан, и теперь жильцам и жаловаться-то некому: ресурсники кивают на «управляшек», и наоборот.

Полгода действия закона о прямых платежах за услуги ЖКХ показали, что в лучшую сторону для жильцов ничего не изменилось. Меньше «коммуналка» стоить не стала, а то, что путь платежей оказался несколько короче, с лихвой компенсируется тем фактом, что гораздо меньше у организаций оказалось и ответственности за качество предоставляемых услуг.

На прямой вопрос — что же делать жильцу многоквартирного дома в случае, если зимой его квартира будет недостаточно отапливаться, а теплоснабжающая организация отказывается за это отвечать, Дмитрий Гордеев ответил односложно: «Бодаться».